Как узнается Дух Божий?

Совсем недавно мы разбирали слова апостола о «спасении из огня». Кончался тот отрывок следующими словами: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы», вот сейчас немного об этой мысли. В нынешней церкви понятие «храм Божий» многие относят к каждому персонально. Каждый, мол, храм, драгоценный. Личность! Неповторимая, естественно. Спасения для себя желающая. В каждом же Дух Божий мается, ждет очищения от грехов, поедающих душу. Так что и «разорение» понимается большей частью как греховная жизнь, не раскаянная.

Но апостола, как мы уже говорили, вся эта маета с личными спасением драгоценных душ не интересует вовсе. Даже вопрос так не поднимается. Храм Божий в его понимании — это все «вы». Все вместе. Дух живет в теле Христовом, ибо Дух — это Согласие. Пользуясь языком древнего богословия, Дух — это ипостась согласия, общины, общения, единения. Его нельзя «стяжать», канюча для себя лично прощения грехов. Лишь общее, прочное, основательное благое дело свидетельствует о том, что Дух здесь присутствует и живет. Как мы в прошлый раз говорили, «общее дело», литургия проходит испытание «днем», то есть самой жизнью. Жизнь проверяет прочность положенного основания и всего строения. «Разорить», то есть вымести совершенно Дух из этого общего храма, значит лишить его содержания. Обессмыслить, перенаправить на иные дела, ничего не значащие для Божьего Царства.

Попытки разорения этого храма в истории христианства происходили всегда, с самого начала. Способов для того применялось множество. Да и во многом удачны были некоторые из них, так что многое из храма уже и вынесено, и нанесено взамен различных подделок. Как отличить подделки от стоящего, настоящего? Если спросить внешних, что в их представлении церковь, они скажут то же самое, что и люди верующие. Это место, где Богу молятся, службу совершают. Или комплексное название таких мест, административное управление всем этим богомольем, наделенное полномочиями делать заявления разные от лица всех богомольцев. В том числе характера политической оценки ситуации в мире. Например, Церковь не одобряет войну, где-то начавшуюся. Призывает закончить поскорее. Или не одобряет падение нравов во всем мире, предлагает нравы исправлять, начав ходить в храмы. Причины всего плохого, совершаемого повсюду в мире, в стране, району, объясняет тем, что люди ходить перестали. И если начнут ходить, то все исправится. Наверное. И все станут как «наши верующие». То есть ходящими в храм.

Таким образом, Церковь — это место, куда надо ходить. Для верующих. Для внешних туда ходить не надо, но они знают, что туда, по меньшей мере, ходят. Внешние, если доброжелательно относятся к Церкви, на вопрос о том, какие еще функции та должна нести, скажут то же самое, что изредка слышат. Что за мир во всем мире и примерно такое же. Своим же не до лишних функций обычно, у них одна функция — душу свою спасать от грядущего гнева Господня. Дистанцироваться от всего мирского, не переставая предупреждать мирских, что для них это все плохо кончится. Если без ничего не значащих нюансов, то такое общее представление о Церкви. Такое, какое и сама позиционирует. И если полагать Церковь хоть каким-то «ресурсом», то на основании всего вместе складывается однозначное впечатление, что ресурс этот вялый и социально пассивный.

Между тем, у нашей Церкви есть даже социальная концепция, где много чего интересного написано. Например, что дело Церкви в мире — свидетельствовать о Христе. И что о Христе? Что так звать Бога, вторую ипостась? Думается, об этом и так все в курсе. За сотни лет все уши этим прожужжали, все выучили, кому даже и не надо было. Что еще о Христе? Пострадал за грехи наши, создал Церковь, куда надо ходить молиться. Все? Вроде все. Вот об этом могучая организация, «ресурс» и свидетельствует. О чем еще можно прочесть в социальной концепции? Вот очень важное. Что церковь, как административная единица, может призвать наших верующих к гражданскому неповиновению, если светские власти затеяли что-то греховное. Тут очень важно, что может призвать, то есть подразумевается высокая степень влияния. Насчет неповиновения промолчим, а вот по поводу влияния хочется спросить: а нельзя ли с таким же влиянием призвать наших верующих на совершение какого-нибудь социально полезного дела?

Не так, чтобы крестным ходом пройтись, вычерчивая различные фигуры на теле планеты в виде звезд, чтобы с небес было видно усердие, а что-нибудь более рациональное и менее магическое? Например, организовывать братства и сестричества под различные социальные задачи. Да и не просто «призвать», а прописать уставы, соответственные величине прихода или обители, потребовать ревизию возможностей на тот или иной род социальной деятельности, требовать исполнения и взыскивать за неисполнение. То есть озадачить наших верующих не одним лишь богомольем и участием в таинствах, которые для них обязательны, как мы знаем, если они считают себя христианами. А вспомнить и кое-что еще, для полагания себя Христовым учеником обязательное, о чем в Евангелиях в разы больше, чем об обязательном участии в таинствах. А то на таинства явились, «внутреннее преобразились», вот и все христианство. Если преобразились, где свет? Горит свечей под сосудом? Или даже и не горит? Как определить, что Дух еще тут?

Сами христиане ощущают какой-то дух, кроме «радости», что они до Церкви себя довели и нашли время вычитать все правила, необходимые для принятия таинств? Радоваться, конечно, есть чему, спору нет. Все радуются, если что-то получилось, и печалятся, если не вышло. Но свидетельств того, что храм Божий пребывает не в разорении, нет. Пора эти свидетельства начать обнаруживать. Чтобы различные спикеры Церкви не фантазировали почем зря, что Дух точно есть, но его не видно. Только проникшись церковной жизнью (то есть, начав «ходить» в переводе на понятный), начинаешь замечать, что есть Дух. Есть! Если еще брошюр начитаться, что в лавке продают, то уверенность в том, что есть, уже просто зашкаливать начинает. Но, согласится, этого мало. Не все готовы теребить по вечерам брошюру про «свидетельство одного старца о явлении ему другого старца». Хотелось бы наглядно, без брошюр и без отсылки на невидимость. Дух Божий, если Он есть, то узнается во всем, как говорит апостол Павел. И не надо выдумывать, что Он тут, только прячется.

Источник