От страшного диагноза до простого чуда: судьба мальчика Вовы

Когда говорят о чуде выздоровления, представляешь себе идеальную картину — ребенок возвращается к повседневной жизни, ходит в школу, веселится с друзьями. Забывает о времени, которое провел в больнице.

В случае Вовы реальность не так безупречна: врачи и лекарства не остались в прошлом. И все же ремиссия Вовы, которая длится уже семь лет, — это, конечно, чудо.

Вова
Вова
© Светлана Булатова

Диагноз «медуллобластома» застал семью врасплох. У Вовы была большая опухоль. Врачи говорили готовиться ко всему. Анна, мама Вовы, вспоминает, что в первые месяцы лечения она чувствовала абсолютную безысходность. Казалось, что этого не может быть, «какая-то ерунда, заговор».

Вова
Вова
Вова
© Ольга Курпушина

Вова
© Ольга Курпушина

После операции Вове нужно было учиться все делать заново: говорить, сидеть, ходить.

«Были тупиковые моменты, когда хотелось сложить руки и сказать: все, не могу больше, не хочу, — рассказывает Анна, — а потом встаешь и идешь».

Со временем Анна стала замечать в больнице детей, которые приезжали в стационар всего на день. Это были те, кто уже вышел в ремиссию. У Анны появилась надежда —значит и Вова может стать одним из них. С надеждой появились силы двигаться дальше.

— А Вы можете на фотках Вовчику роста прибавить? — смеется друг Глеб. Он выше Вовы на две головы, хотя старше всего на полгода. Вова не обижается, но жалуется, что с Глебом-макарониной последнее время стало неудобно разговаривать — шея болит все время наверх смотреть. Они подружились в реанимации. С тех пор они лучшие друзья. Глеб ходит в школу, а Вове пришлось перейти на домашнее обучение. Ему очень не хватает общения. Глеб не только лучший, но единственный друг. Раз в неделю они ходят вместе на кружок робототехники, иногда по выходным вместе гуляют у Петропавловской крепости. Везде у них есть собственный ритуал — после кружка идут в пиццерию, у крепости наблюдают за взлетом и посадкой вертолета. Для этого они нашли лучшую обзорную точку — трансформаторную будку недалеко от вертолетной площадки.

Вова с другом Глебом во время прогулки
Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова с другом Глебом во время прогулки
Вова с другом Глебом во время прогулки
© Ольга Курпушина

Вова очень приветливый и открытый, но по-настоящему близких у него немного. Одним из таких людей стал для него отец Богдан, который служит в 31-й Городской клинической больнице, где Вова проходил лечение. Сначала мальчик просто начал ходить в церковь, исповедоваться и причащаться. Со временем стал помогать во время службы, если самочувствие позволяло. Вова был крещен в раннем детстве, но именно в больнице начал ходить в церковь осознанно. Это было проявлением только его воли. Их знакомство принесло какое-то спокойствие, и благодаря этому о том времени в больнице у них остались хорошие воспоминания.

Вова на службе в храме при ГУЗ «Городская больница № 31»
Вова на службе в храме при ГУЗ «Городская больница № 31»
© Ольга Курпушина

Вова на службе в храме при ГУЗ «Городская больница № 31»
Вова на службе в храме при ГУЗ «Городская больница № 31»
Вова на службе в храме при ГУЗ «Городская больница № 31»
© Ольга Курпушина

Вова на службе в храме при ГУЗ «Городская больница № 31»
© Ольга Курпушина

Ремиссией называют исчезновение или уменьшение признаков заболевания. Как правило, по прошествии пяти лет полной ремиссии пациент считается полностью вылечившимся от онкологического заболевания, и вероятность рецидива почти не отличается от вероятности этого заболевания для неболеющего человека.

Фонд «Свет» поддерживает детей с онкозаболеваниями на всех этапах лечения, тем самым помогая достичь долгожданной ремиссии.

Читайте ранее в этом сюжете: «Дети Павловска»: мечты, любовь и чуткость в психоневрологическом интернате

Источник