Закусывать «натто». Премьер Японии решил территориальный спор. Для себя

И вроде Достоевского читал. А "Преступление и наказание" и вовсе говорит, что любит. Не хочется думать, что только за преступление, но территориальный реваншизм разве не может квалифицироваться как проявление ментального рецидива?
Вроде Фумио Кисида и премьером-то без году неделя, а дальше можно не продолжать. Отношения, конечно, надо поддерживать – соседи все-таки, но о Курилах с ним дискутировать больше нечего. За каких-нибудь несколько дней он умудрился решить многолетний спор. Причем, как и все его предшественники, весьма успешно. В пятницу, выступая с программной речью в парламенте, предупредил, что не подпишет мирный договор с Россией до возвращения северных территорий, так они называют наши острова. А уже сегодня провозгласил японский суверенитет над ними.
Стало быть, может смело подписывать мирный договор. По крайней мере, сам с собой. Что тоже неплохо. Это же так важно, когда с собой в ладу. О нем так и говорят, что далеко не дурак. В смысле, выпить. А он и сам не скрывает, что не только уважает это дело, но и считает возлияния "одной из важнейших дипломатических традиций Японии". Вероятно, она и мешает ему посмотреть на это море взглядом тверезым и понять: у нас Курилы не проси и на Москву не голоси, а лучше вспомни, как они у нас оказались.
Хотя мешает ему не только это. Еще и необходимость следовать закону жанра. До конца октября у него избирательная кампания, а там – парламентские выборы. И надо из кожи вон лезть, чтобы поднять серьезно просевший рейтинг правящей партии. Вот он и лезет. Не в свое внутреннее дело. Впрочем, он же и будучи главой МИД при Синдзо Абэ, скрепя сердце готовил его дружеские встречи с Владимиром Путиным. Очень ему не нравились эти какое-то время действительно теплые отношения. Сторонник жесткой прямолинейности. И теперь его некому сдерживать.
"Суверенитет Токио распространяется на северные территории". Абэ это сказал, когда уже использовал все возможные варианты и пришел к выводу, что для русских дружба дружбой, а Курилы как табачок. Где-то через год после этого он ушел. Кисида с этого начал. Получается, что с конца. И вроде Достоевского читал. А "Преступление и наказание" и вовсе говорит, что любит. Не хочется, конечно, думать, что только за преступление. Но территориальный реваншизм разве не может квалифицироваться как проявление ментального рецидива? Пусть и только на вербальном уровне.
В России научились относиться к этим японским самовнушениям со снисхождением. На самом деле, ну подумаешь, очередной хрен не слаще очередной редьки. Хотя даже в предыдущем премьере больше "сахара" было – Суга его фамилия. А Кисиде с его увлечением "одной из важнейших дипломатических традиций" хорошо бы усвоить: сколько "северные территории" ни говори, а закусывать надо. Его любимое блюдо, кстати, называется "натто". Весьма символично. И не только потому, что созвучно одному очень военному блоку, перед главным членом которого Кисида, как о нем говорят, преклоняется едва ли не как перед божеством.
Это – перебродившие бобы. На вкус, конечно, и цвет товарищей нет. Но ведь и в их отношении к нашим Курилам есть что-то "наттовское". Перебродившая политика. Вот только бобы – немы. Мы – не бобы.
О событиях в мире откровенно, остро, на грани – в авторском Телеграм-канале Михаила Шейнкмана.

Источник